12:36 

Легенды об эльфах в родовом замке МакЛеодов

DUNVEGAN CASTLE - самый старый замок в Шотландии.

Сегодня DUNVEGAN CASTLE - дом John MacLeod, 29 главы клана. Семья Macleod отстояла свой замок от всех пришельцев, как считают, благодаря своим связям с эльфами, приносящими удачу и долголетие. В замке находятся большая коллекция картин и реликвии клана Macleod: серебряный кубок и "Fairy Flag", с каждой из которых связана легенда. А начиналось все с 13 века.



С начала 13 века в замке непрерывно жили члены клана Macleod, основателем которого был Leod, сын Olaf the Black, последнего короля викингов. Подобие крепости существовало на этом месте еще со времен Христа. К 1280 году Leod построил на скале грозный крепостной вал, ставший основой будущего DUNVEGAN CASTLE - замка, стоящего на скале, которая тогда была полностью отделена от острова Skye глубоки рвом. Вплоть до 1748 года единственным входом в замок были Морские ворота. Чтобы подойти к ним, необходимо было пересечь озеро Dunvegan.
Но этот единственный подход был тщательно укреплен. Malcolm, 3 вождь и правнук Leod, построил донжон - самое первое и самое старое сегодня сооружение из камня внутри крепостных стен. В 1790 году на нем перекрыли крышу, а в остальном он сохранился нетронутым. Даже подземелье осталось таким, каким оно было в 14 веке. Alasdair Crotach, 8 вождь, чтобы иметь возможность защищать свою территорию от соперничающих кланов, в начале 16 века построил Fairy Tower в юго-восточном углу старой стены, выступ которой можно увидеть даже сегодня.

Сегодня DUNVEGAN CASTLE - дом John MacLeod, 29 главы клана. Семья Macleod отстояла свой замок от всех пришельцев, как считают, благодаря своим связям с эльфами, приносящими удачу и долголетие. В замке находятся большая коллекция картин и реликвии клана Macleod: серебряный кубок и "Fairy Flag", с каждой из которых связана легенда. Молодой вождь искал свое исчезнувшее стадо. Он нашел его в тот момент, когда его окружили танцующие эльфы. После того, как юноша выдал себя, неожиданно чихнув, эльфы схватили его и утащили в свое сумеречное царство. Там ему дали чашу с вином, выпив которую он должен был на всегда остаться с ними. Вождь схватил чашу и побежал к ручью, переправился через него и спасся, т.к. эльфы не могут преодолевать водные препятствия. Но эльфы прокляли чашу, и однажды, после того, как этот молодой человек не вернулся с прогулки по вересковым пустошам, родные нашли его мертвым. С тех пор члены клана берегут эту чашу, сохраняя связь одного из первых Macleod с эльфами. "Fairy Flag"- еще более ценная реликвия, хранящаяся в замке. Он датируется 7 веком. По традиции каждого предводителя клана при рождении заворачивают в этот флаг. Он пришел в эту семью очень давно, когда один из вождей клана женился на леди из царства эльфов.

Знамя фей в Данвегане.

Тысячу с лишним лет замок Данвеган, что стоит на западном побережье острова Скай, был родовым замком Мак-Лаудов из Мак-Лауда. В древности многие вожди этого рода, выйдя в море из залива Лок-Данвеган с воинами своего клана, водили их в походы против своих наследственных врагов, Мак-Доналдов из Эйгга, беззаконных "Властителей островов". И, пожалуй, драгоценнейшим сокровищем клана Мак-Лауд было знамя фей. Оно переходило от поколения к поколению, и о нем расказывают известное предание.

Некогда вождем клана Мак-Лауд был Малколм. В один из дней, когда в водах Лок-Данвегана отражалось летнее небо, а вереск покрывал склоны лиловым ковром, Малкольм взял в жены красавицу фею. Он счастливо зажил с нею в своем замке, Данвегане, построенном из серого камня. Но феи не могут найти полное счастье среди людей. И когда жена Малколма родила ему сына, она затосковала по своим родным, да так, что тоска эта превозмогла ее любовь к мужу - смертному. Малколм был не в силах видеть, как тоскует его возлюбленная жена. И он взялся сам проводить ее на тропинку, что вела в Страну Фей. И вот фея подошла к колыбели своего ребенка, ласково простилась с ним и пошла с мужем к заливу, чтобы переправиться через него и уйти по этой тропинке на родину.

Это было в ясный день. В такой же точно день Малколм привез в свой дом жену-фею, но теперь даже светлые воды залива казались ему темными и мутными, - так тяжко было у него на душе.

Наконец их лодка доплыла до места. Малколм взял жену на руки, перенес ее на берег и осторожно опустил на землю. Потом немного проводил ее по тропинке. Но когда они подошли к гряде серых камней, прозванных Мостом Фей, жена попросила его не ходить дальше и пошла по тропинке одна. Она ни ра зу не оглянулась, и Малколм навеки расстался со своей красавицей-женой.
В тот вечер в замке задали пир в большом зале - праздновали рождение сына Малколма. Ведь мальчик впоследствии должен был заступить место отца и стать вождем клана Мак-Лауд.

Как ни тяжко было на душе у Малколма, пришлось ему через силу принять участие в общем веселье и ликовании, - пир был задан по исстари заведенному обычаю. Да и сам Малколм гордился сыном, которому в будущем предстояло стать главой рода Мак-Лаудов из Мак-Лауда.

Весь клан собрался в большом зале и пировал при свете сотни факелов. Слуги сновали по залу, разнося блюда с сочной олениной и фляги, полные доброго золотистого эля. И всю ночь мужчины из клана Мак-Криммон, наследственные волынщики клана Мак-Лауд, играли на своих звучных волынках веселые песни для гостей Малколма.
А в башенке, вдали от шумного зала, младенец, виновник всего этого ликования, спокойно спал в своей колыбели. Сон его сторожила няня. Это была молоденькая, хорошенькая девушка. Она сидела у колыбели, а сама только и думала: как сейчас должно быть весело на пиру и какое вкусное подают угощение! И ей очень хотелось побыть среди шумных гостей. А когда высоко взошла луна и осветила уединенную башенку, девушке до смерти захотелось хоть одним глазком поглядеть на веселье в зале. Она взглянула на ребенка и убедилась, что он спокойно спит. И вот она тихонько встала и, осторожно ступая на цыпочках, пошла по устланному тростником полу к двери. Потом она быстро побежала по залитым лунным светом извилистым коридорам, спустилась с винтовой лестницы и вошла в большой зал, где громко звучали волынки.
Девушка немного посидела в самом конце зала, с жадным любопытством оглядываясь по сторонам, а когда вдоволь насмотрелась на празднество, поднялась, чтобы вернуться в башенку. И тут сердце ее забилось от страха - в этот миг сам Малколм встал cо своего места за главным столом и посмотрел в ее сторону.
"Ох, черен был тот час, когда я оставила ребенка одного! - подумала няня.- Теперь Малколм разгневается на меня!"

Однако Малколм хоть и увидел девушку, но не рассердился, - он подумал, что с его сыном осталась другая служанка. И вот он окликнул няню ласковым голосом и велел ей вынести ребенка гостям, - он хотел показать своему клану его будущего вождя.
Няня вздохнула свободно и ушла, горячо надеясь, что с ребенком не случилось ничего плохого, пока ее при нем не было.

А надо сказать, что когда ребенок остался один в башенке, он некоторое время спал спокойно. Но вот за окном со зловещим криком пролетела сова, и
он проснулся в испуге. Никто не пришел успокоить его и покачать. Он громко заплакал, и плач его отдавался от стен пустой комнаты.
Ни один человек не услышал его криков. Но они какими-то неведомыми путями донеслись до его матери-феи, туда, где она пребывала среди своих. Сын, хоть и рожденный на земле был ей дорог, и она поспешила в башенку, чтобы утешить его, пока никого поблизости не было. Она уже не имела права взять его на руки. Но зато прикрыла его сияющим неземным покрывалом из шелка, зеленого как трава. Оно было соткано так искусно, как люди ткать не умеют, и вышито крапинками, но не простыми, а особенными - их называют "крапинками эльфов".

Как только фея прикрыла ребенка шелковым покрывалом, он перестал плакать - словно это сама мать обняла его. Потом улыбнулся и заснул. А фея, увидев, что сын ее успокоился, отлетела от колыбели и исчезла.

Встревоженная няня очень обрадовалась, когда вошла в башенку и убедилась, что ее питомец спит. Но тут она увидела на нем покрывало и поняла, что к ребенку прилетали феи. Об этот она догадалась потому, что покрывало было зеленого цвета - того самого оттенка, какой облюбовали феи. Да и вышито оно было "крапинками эльфов". Но ребенок лежал здоровый и невредимый - феи его не подменили, - и няня совсем успокоилась. Только пообещала себе никогда больше не оставлять его одного.
Она завернула ребенка в покрывало фей, взяла его на руки и, повинуясь приказу Малколма, понесла в большой зал.
И вот когда она уже подходила к залу, позади нее в коридорах послышались звуки неземной музыки. Они наполняли весь воздух, они как бы овевали ребенка на руках у няни и, наконец, заглушили волынки Мак-Криммонов. Волынки умолкли, и в большом зале воцарилась тишина.
И сам Мак-Лауд, и все его родичи молча сидели и слушали как феи пели сладостными голосами. А пели они предсказание, которое не будет забыто, пока на земле останется хоть один Мак-Лауд.
В своей пророческой песне они возвещали, что зеленое покрывало ребенка - это знамя фей. Оно даровано феями клану Мак-Лауд. И пока в Шотландии не забудется это славное имя, знамя останется в клане. Оно трижды спасет клан в годины великих бедствий. Однако развертывать его дозволяется лишь в час грозной опасности, но отнюдь не по пустячному поводу.
И Малколм, и весь его клан, и няня с ребенком на руках слушали пение фей. Но вскоре оно стало более тихим и печальным. Теперь феи предсказывали какое проклятие падет на клан Мак-Лауд если кто-нибудь не оценит по достоинству дара фей и развернет знамя тогда, когда в этом не будет крайней нужды.
Если же случится такое, то, когда б это не случилось, на клан обрушатся три несчастья: наследник Мак-Лауда из Мак-Лауда, вождя клана, вскоре умрет; гряда скал под названием "Три Девы" перейдет во владение одного из Кембеллов; когда же рыжая лисица принесет лисенят в одной из башенок замка, слава Мак-Лаудов померкнет; они лишатся многих своих земель, а в семействе вождя не хватит мужчин - гребцов, чтобы плыть по заливу Лок-Данвеган.
Итак, феи принесли свой дар и сказали какое проклятие с ним связано. И вот их голоса растаяли, словно туман в горах, и не слышно было больше ни звука.
Тогда Малколм встал с места и взял в руки знамя фей. он осторожно разгладил зеленую ткань и приказал положить ее в чугунный ларец искусной работы. Отныне, сказал он, этот ларец будут нести впереди клана всякий раз, как он выступит в поход. И еще Малколм завещал, чтобы никто, кроме самого вождя, Мак-Лауда из Мак-Лауда, не смел вынимать из ларца и развертывать знамя.

И вот пришло Малколму время покинуть этот мир. Потом умер и сын его. Поколения сменялись поколениями, а в клане бережно хранили волшебное знамя и ни разу его не развернули, пока однажды Мак-Доналды, собрав огромное войско, не выступили против Мак-Лаудов.

В те годы все еще полыхала древняя вражда между этими двумя кланами, хотя они давно уже породнились между собой,- ведь многие Мак-Лауды заключали браки с Мак-Доналдами. Бытовала даже такая поговорка: "Мак-Лауды и Мак-Доналды то надевают друг другу кольцо на палец, то вонзают нож в сердце".
Но на сей раз Мак-Доналды твердо решили навсегда сбить спесь с Мак-Лаудов. Они высадились в Уотернише, двинулись к Трампену и разграбили там церковь. Тогда вождь Мак-Лаудов переплыл на ладье залив Лок-Данвеган и повел свой клан в поход против Мак-Доналдов. У Трампена разыгралась долгая и жестокая битва. И вскоре стало ясно, что одними лишь ножами и палашами обуздать захватчиков не удастся.
И вот тогда вождь Мак-Лаудов приказал подать ему чугунный ларец с волшебным знаменем. Он отомкнул замок и вынул из ларца кусок тонкого зеленого шелка, веря, что не попусту прибегает к помощи фей. Знамя подняли на длинном древке в самой гуще сражения. И весь клан с благоговейным трепетом смотрел, как оно, развернувшись, реяло высоко в воздухе.

И сразу же счастье изменило Мак-Доналдам. Им почудилось, будто к Мак-Лаудам подошло подкрепление, так что силы их внезапно возросли. Мак-Доналды дрогнули и отступили, а Мак-Лауды пустились за ними в погоню, и этот день стал для них днем победы.

Так люди впервые прибегли к знамени фей и убе дились в его могуществе. Во второй раз знамя развернули по другой причине. Снова клану грозила опасность, но не враги подняли против него свои ножи и палаши. Начался падеж скота от чумы, и у клана не осталось ни одного здорового животного. Туго пришлось Мак-Лаудам - ведь они жили главным образом своими стадами и от скота зависело их благополучие.
Вождь Мак-Лаудов знал, в какую беду попали его родичи, как мало скота осталось на пастбищах, и понял, что не вернуть ему богатства своему клану, если он не прибегнет к помощи неземных сил. И вот он вынул знамя фей из ларца и, подобно предку своему, сказал:

- Не попусту прибегаю я к помощи нездешних сил!
Знамя развернули, подняли на древке, и оно реяло над обреченной землей. С того часа ни одно животное не заболело чумой, и многие из тех, кто захворал раньше, выздоровели.

Так силу знамени испытали во второй раз и снова убедились в его могуществе.
Шло время, и волшебное знамя фей переходило от поколения к поколению. Но вот в 1799 году некий Бьюкенен поступил на службу к Мак-Лауду из Мак-Лауда. Как и все, он слышал предание о знамени
фей, знал и о проклятии, что было с ним связано. Но он был человек недоверчивый и не желал принимать на веру подобные выдумки. Он говорил, что знамя - это просто лоскут гнилого шелка, а предание - россказни, из тех, что старухи нашептывают друг другу.

И вот однажды, пользуясь тем, что вождь был в отъезде, Бьюкенен решил испытать силу знамени,чтобы навсегда отучить людей от подобных суеверий. В ближней деревне жил кузнец-англичанин, и Бьюкенен приказал ему взломать чугунный ларец, - ведь ключ от него всегда хранил у себя вождь. Когда крышку ларца подняли, Бьюкенен вынул легкую зеленую ткань и помахал ею. Поистине, он по вздорному поводу вызвал нездешние силы!
Все, кто верил в проклятие фей, ничуть не удивились тому, что произошло потом,- они говорили, что беды было не миновать.
А произошло вот что. Наследник вождя вскоре погиб при взрыве военного корабля "Шарлотта", а скалы "Три Девы" перешли во владение Энгаса Кембелла из Иснея. Затем, как и было предсказано феями в древности, ручная лисица лейтенанта Маклейна, гостившего тогда в Данвегане, принесла лисенят в западной башне замка. В это время род Мак-Лаудов уже стал захудалым, и большая часть его земель была продана. Правда, клан постепенно вернул свое богатство, но слава его померкла навеки, и вскоре в семье самого вождя остались только три Мак-Лауда, а значит в ней уже не хватало гребцов, чтобы плыть в четырехвесельной ладье по заливу Лок-Данвеган.

В наши дни волшебное знамя хранится в стеклянном ящике в замке Данвеган, и те, кто знают его странную историю, дивятся на этот почти истлевший кусок старинного шелка,темный от времени. Впрочем, на нем еще можно различить вышитые "крапинки эльфов".


@темы: легенды, факты-байки, феи

URL
   

Клеверный Холм

главная